Религия

Мировые религии

Византия и христианство

Византия и христианство

Пов

Византия оценила крещение своих славянских соседей как триумф веры, исполнение важнейшей миссии империи, призванной распространять Слово Божие, несущее спасение.

Кроме того подчеркивалось политическое значение этого события. Воздавая похвалы своему деду, императору Василию I, ученый император Константин VII Багрянородный связывал воедино крещение, установление византийской верховной власти и христианское узаконение уже существовавших родов правителей. «Когда все получили божественное крещение и пришли под ромейскую власть», император приказал, чтобы «правили архонты из числа их соплеменников». Как выражение великодушия императора трактуется его компромиссное решение: он не захотел ставить у власти тех, кто, обирая своих подданных, платил ему большие подати, а решил отдать бразды правления тем, «кого сами изберут и соответствующим образом возведут на престол». Через местных князей император осуществлял господство над славянскими переселенцами и их территориями. Такая власть не мешала и славянским племенам, поскольку благодаря ей им не навязывали чужаков и не нарушались их обычаи и образ жизни.

Принятие христианства обязывало изменить отношение к собственным традициям, каждый новообращенный правитель столкнулся с тем, о чем уже давно, еще при крещении короля франков, было сказано: отныне придется уважать то, что до сих пор подвергалось преследованию, и преследовать то, что до сих пор вызывало уважение. Это, разумеется, не касалось славных предков, хотя в полной мере относилось к их божествам.

Согласно христианскому учению император ромеев был наместником Христа на земле, отцом и старейшиной христианских правителей, за него молились в церквах, упоминали его имя в каждой литургии. Крещеные правители принадлежали к той же церкви, что и император, а значит, должны были уважать те же моральные принципы и по-новому строить взаимоотношения; разумеется, сей факт не привел к искоренению конфликтов и враждебности, однако способы решения споров и общение стали строиться теперь по христианским образцам. Прошли столетия, прежде чем маленькие славянские династии смогли стать равноправными участниками переговоров, поскольку принятие христианства сначала усилило неравноправие, с позиций которого выступал византийский император, считавший представителей этих династий своими чиновниками и рассылавший им символы власти и дары. Политическое значение христианизации, последствия этого факта проявляются в поведении правителей, готовящихся принять новую веру. Болгарский хан Борис призвал миссионеров из далекой Франции, однако под сильным политическим нажимом все же согласился креститься с помощью византийцев (864), приняв при этом имя Михаил. Вскоре он опять обратился к Риму, недовольный степенью самостоятельности церкви в своем государстве, что привело к первым осложнениям и первым серьезным разногласиям между Римом и Константинополем, так как вопрос о юрисдикции был связан с рядом других обстоятельств. Ввиду того, что папа также был сторонником традиционной церкви, Борис-Михаил выбрал Царырад, а посему основы церковной организации Болгарского государства были заложены константинопольской патриархией (870).

Приблизительно в это же время князь Великой Моравии Растислав попросил византийского императора прислать ему способных миссионеров, которые могли бы помочь укреплению христианской церкви в его стране. Он, очевидно, руководствовался желанием уменьшить влияние священников-латинян из франков, которые ранее крестили эти области. Византия не хотела упускать возможность распространить свое политическое и культурное влияние, и миссия в Моравии была доверена Мефодию и Константину, ученым сыновьям одного из высших византийских чиновников по имени Лев. Они знали язык славян и основательно подготовились к миссионерской деятельности, создав особое письмо, способное отразить особенности славянского языка, и подготовив переводы важнейших богослужебных текстов. Успешная миссионерская деятельность в Моравии была прекращена из-за сопротивления тех, кто осуществлял юрисдикцию над землями Растислава. По пути в Рим в 869 году Константин и Мефодий посетили нижнепаннонского князя Коцеля, который пожелал, чтобы у него работали славянские миссионеры. Братья получили от папы одобрение своей деятельности, однако Константин в Риме умер (в монашестве он носил имя Кирилл), и миссионерскую работу продолжил Мефодий со своими учениками. Он стал архиепископом восстановленного диоцеза в Сирмии, но позже ему пришлось столкнуться с сопротивлением со стороны зальцбургских прелатов и священников, и он даже оказался в заключении.

Становление церкви и церковной иерархии имело принципиальные политические последствия. Управление церковью из другой страны, из центра иностранного государства, вызывало подозрительность, особенно во времена политической напряженности или враждебности, поэтому правители хотели иметь высшего церковного иерарха на своей территории, причем стремились также к тому, что бы он был как можно более самостоятельным. Старую церковную организацию позднеримского периода следовало заменить новой, соответствующей новой реальности, бережно сохраняя при этом традиции, в частности права старых городов. Поскольку Балканский полуостров был христианизирован еще до прихода туда славян, речь могла идти об обновлении церкви, что в свою очередь зависело от степени сохранности римских городов, крепости прошлых отношений, соотношения сил в данный момент. Новые правители делали ставку на новые центры и новые границы, императоры, в соответствии с общей политикой, должны были отдавать предпочтение старым городам и бывшим провинциям.

В то время, когда была предпринята миссия солунских братьев, разгорелась борьба и за церковную юрисдикцию в Болгарии. Подобно Растиславу болгарский хан Борис, уже подготовленный к принятию христианской веры, затребовал миссионеров из Рима. Однако Византия сумела опередить Рим и провела христианизацию болгар своими силами. Крещеный хан Борис принял христианское имя Михаил. Тем не менее, спор этим не закончился. Борис-Михаил вновь связался с папской курией, добиваясь такой церковной организации, которая была бы независима от империи, поскольку последняя постоянно угрожала его царству. Однако в Риме успеха не последовало, и Борис-Михаил провел решение о болгарской церкви на церковном соборе в Константинополе в 869—870 годах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2019 Религия
Яндекс.Метрика